Мировая химическая промышленность

Очередная статья из цикла материалов о положении в отдельных отраслях мирового хозяйства посвящена химической промышленности, которая по уровню производительности труда в мире уступает лишь фармацевтике, опережая автомобильную, электронную и другие отрасли.

 

 

Однако в России ее воспринимают не как неотъемлемую часть конкурентоспособного производства, приносящую высокую прибыль, но лишь как один из не слишком выгодных (по сравнению с прямыми поставками нефти и газа) видов бизнеса. Приватизация только усилила деформацию структуры химической промышленности, существовавшую в советское время, а отечественные потребители все больше ориентируются на зарубежные поставки.

Химическая промышленность является одной из важнейших базовых отраслей современной экономики. Ее продукция (70 тыс. наименований) широко используется для производства разнообразных потребительских товаров, а также – в больших объемах – в других отраслях экономики, таких как сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность, строительство и сфера услуг. Химическая промышленность сама потребляет более 25% собственного производства химикатов. Среди важнейших потребителей ее продукции – автомобильная, текстильная промышленность, производство одежды, металлургия и др.

Продукцию химической промышленности можно разделить на четыре категории: базовые химикаты (на них приходится примерно 35–37% мирового производства отрасли), так называемые продукты жизнеобеспечения – life science (30%), специальные химикаты (20–25%) и потребительские товары (около 10%).

Базовые, или «товарные» химикаты включают в себя полимеры, крупнотоннажную нефтехимию, базовые промышленные химические продукты, неорганические химикаты и минеральные удобрения. На протяжении последних двадцати лет этот сегмент химической промышленности развивался относительно низкими темпами – 50–70% от среднегодовых темпов мирового ВВП. Основную роль здесь играют полимеры (включая все виды пластиков и химических волокон), составляющие 33% общего объема продаж базовых химикатов.

Основными рынками для пластиков служат упаковка, жилищное строительство, производство контейнеров, трубы, транспорт, детские игрушки и игры. Среди полимеров наибольший удельный вес приходится на полиэтилен (PE), используемый для производства тары, упаковки, контейнеров и труб, пленки, различных емкостей, технических волокон. Другим важным полимером является поливинилхлорид (PVC), находящий применение в производстве строительных труб, отделочных и теплоизоляционных материалов, в меньшей степени – в производстве упаковки и на транспорте. Полипропилен (PP), помимо выше отмеченных рынков, используется при производстве тканевых и ковровых покрытий. Полистирол (PS) находит применение также в производстве игрушек, деталей автомобилей, радиопромышленности.

Важнейшим исходным материалом для производства полимеров служат продукты крупнотоннажной нефтехимии и сопутствующие химикаты, которые, в свою очередь, производятся из сжиженного попутного газа (NPG), природного газа и сырой нефти. Объем продаж этих материалов составляет примерно 30% от общего объема производства базовых химикатов. К крупнотоннажным химикатам относятся этилен, пропилен, бензол, толуол, метанол, мономерный винилхлорид, стирол, бутадиен и др. Эти химикаты используются для производства большей части полимеров и других органических химикатов, а также специальных видов химических продуктов.

На другие химические производные и базовые химикаты – синтетический каучук, лаки и краски, скипидар, смолы, сажу, взрывчатые вещества и резинотехнические изделия – приходится примерно 20% производства всех базовых химикатов.

Неорганические химикаты (составляющие 12% всех базовых продуктов отрасли) являются старейшими химическими продуктами. К ним относятся соль, хлор, каустическая сода, различные кислоты (азотная, фосфорная, соляная). Минеральные удобрения представляют собой наименее значимый сегмент базовых химикатов (около 6%) и включают в себя азотные, фосфорные и калийные удобрения.

К химическим продуктам жизнеобеспечения (составляющим 30% всего производства химической промышленности) относятся биологические субстанции, фармацевтические препараты, диагностические препараты, ветеринарные препараты, витамины и пестициды. Этот сегмент химической промышленности развивается наиболее быстрыми темпами, которые в 1,5–6 раз выше среднегодовых темпов роста мирового ВВП. Кроме того, это наиболее наукоемкий сектор химии: расходы на исследования и разработки достигают здесь 15–25% от объема продаж. Производство химических продуктов жизнеобеспечения отличается очень высоким уровнем спецификаций и государственного регулирования и надзора специальных органов – таких, например, как американская Администрация пищевых продуктов и лекарств. Пестициды, называемые также «химическими продуктами защиты растений», составляют примерно 10% этой группы химикатов и включают в себя гербициды, инсектициды и фунгициды.

Специальные химикаты представляют собой продукты с относительно высокой добавленной стоимостью и являются достаточно быстроразвивающимся инновационным сегментом химической промышленности с дифференцированным конечным рынком сбыта. Темпы роста этого сегмента в среднем в 1,5–3 раза превышают темпы роста мирового ВВП. Данные товары ценятся на рынке за их особые функциональные качества. К ним относятся электронные химикаты (предназначенные для электронных приборов и оборудования), промышленные газы, клеи, различные защитные покрытия, промышленные чистящие химикаты, катализаторы. Специальные химические продукты называют также «тонкими химикатами»

Потребительские химикаты включают в себя мыла, моющие средства и косметику. Темпы роста этого сегмента химии в целом соответствуют темпам роста ВВП.

Крупнейшим в мире производителем химической продукции остаются США. На их долю в 2009 г. приходилось 18,6% мирового производства химикатов (таблица 1).

Таблица 1. Мировое производство химической продукции, млрд долл.

 

Страна

1998 г.

Доля, %

2009 г.

Доля, %

1

США

416,7

26,5

689,3

18,6

2

Япония

193,8

12,3

298,0

8,1

3

Германия

124,9

7,9

263,2

7,1

4

Китай

80,9

5,1

549,4

14,9

5

Франция

79,1

5,0

158,9

4,3

6

Великобритания

70,3

4,5

123,4

3,3

7

Италия

63,9

4,1

122,9

3,3

8

Бразилия

46,5

3,0

126,7

3,4

9

Южная Корея

39,3

2,5

133,2

3,6

10

Индия

30,7

2,0

98,2

2,7

11

Россия

23,8

1,5

77,6

2,1

 

Прочие страны

403,3

26

1058

29

 

Всего

1573,2

100

3698,8

100

Источник: American Chemistry Council, Global Business of Chemistry Statistics March 2011.

В США около 96% всех отраслей обрабатывающей промышленности так или иначе связано с химическим производством и его продукцией. В химической промышленности США непосредственно занято 900 тыс. человек, а с учетом того, что каждое рабочее место в этой отрасли создает дополнительно 5 рабочих мест в смежных отраслях, всего в американской экономике 4,6 млн рабочих мест прямо или косвенно завязано на химическую промышленность. Химическое производство является относительно высокооплачиваемым: средний уровень заработной платы здесь составляет 78 тыс. долл. в год, что на 43% выше, чем в среднем по обрабатывающей промышленности [1].

Ежегодно США экспортируют химические товары на сумму более 170 млрд долл., что составляет 10% американского экспорта. Объем ежегодных капиталовложений в отрасль достигает 15 млрд долл., или 3,1% продаж. Для сравнения, в фармацевтической промышленности уровень капиталовложений составляет 5 млрд долл., или 2,6% продаж. В то же время в последнее десятилетие объем капитальных инвестиций в американскую химию снижается: за 1999–2009 гг. он сократился с 20 до 14,9 млрд долл. США являются нетто-импортером химической продукции. Поскольку производственная база американской обрабатывающей промышленности все больше переносится за рубеж, уступая место сфере услуг, потребление химикатов относительно сокращается, а темпы инвестиций в новые химические мощности значительно ниже по сравнению с другими странами мира.

Традиционным крупным центром химической промышленности является Западная Европа. В Европе (особенно в Германии) эта отрасль является одним из важнейших секторов экономики. Всего в европейской химической промышленности занято 3,6 млн человек, а число компаний насчитывает 60 тыс. Продукция отрасли составляет 65% европейского внешнеторгового оборота.

Однако за период 1999–2009 гг. удельный вес этого региона в общих мировых продажах химикатов снизился с 32% до 24%. Крупнейшим производителем здесь остается Германия. За ней следуют Франция, Великобритания и Италия. На долю этих четырех стран приходится 88% всего западноевропейского химического производства. Из общего объема химического производства Западной Европы 60% составляют базовые химикаты, включая нефтехимию и основные неорганические химические продукты, 26% – специальные химикаты (лаки, краски, средства защиты растений, пигменты и добавки) и 14% – потребительская химия.

Основным драйвером роста западноевропейской химической промышленности послужила отмена торговых и неторговых барьеров между европейскими странами. В настоящее время в рамках Европейского союза существует 500 млн потребителей химикатов, а объем продаж составил в 2009 г. 222 млн долл. (в 1999 г. – 98 млн долл.). За этот же период внутристрановое потребление продукции химической промышленности сократилось с 183 до 110 млн долл. [2], а доля экспорта возросла с 16% в 1995 г. до 26% в 2009 г.

По уровню производительности труда химическая промышленность уступает только фармацевтике (рис. 1). При этом она опережает автомобильную промышленность и производство компьютеров в 1,4 раза, общее машиностроение – в 1,7, обрабатывающую промышленность – в 1,9, пищевую промышленность – в 3,3 раза.

В западноевропейской химической промышленности насчитывается 29 тыс. промышленных предприятий. Однако 96% из них – малые и средние предприятия с численностью занятых менее 250 чел. При этом 61% составляют микрокомпании с численностью занятых от 1 до 9 чел. [3]

Рис. 1. Уровень производительности труда в различных отраслях западноевропейской промышленности в 2006 г. (индекс условно-чистой продукции на одного занятого, химия – 100)

 


 

Источник: Eurostat and Cefic Chemdata International.

 

В целом западноевропейская химическая промышленность сильно фрагментирована и обладает рядом структурных слабостей, таких как недостаточные масштабы производства, относительно низкая интеграция активов, высокие издержки на исходное химическое сырье. Например, 60% всех европейских заводов по производству полиэтилена высокой плотности малы по размерам (в сравнении с мировыми стандартами) и недостаточно тесно интегрированы с источниками химического сырья. В результате производственные издержки европейских химических компаний оказываются на 50% выше, чем компаний из стран Среднего Востока. Одним из важнейших направлений повышения конкурентоспособности европейской химической промышленности становится процесс консолидации. Опыт других капиталоемких отраслей свидетельствует, что достаточный уровень прибыльности и эффективности достигается, когда на четыре крупнейшие компании отрасли приходится не менее 70% всей производимой продукции в стране. Именно этот уровень обеспечивает оптимальное сочетание конкуренции и стабильности цен.

Несмотря на имевшую место волну слияний и поглощений, оптимальный уровень концентрации в западноевропейской химической промышленности достигнут пока только в производстве стироловых мономеров. Близок к оптимальному уровень производства полипропилена, поливинихлорида и полистирола. По оценке экспертов, европейской химической промышленности предстоит осуществить еще 20–25 крупных сделок по консолидации активов.

Удельный вес США и других ведущих развитых стран в мировом производстве химической продукции за прошедшее десятилетие заметно снизился вследствие прогресса этой отрасли в развивающихся странах. Промышленно развитые страны сосредоточили у себя основную часть производства высокотехнологичных материалов специального назначения за счет инноваций и длительной целенаправленной структурной перестройки. При этом крупнотоннажные производства, которые не утратили своего значения в качестве основных поставщиков базовых продуктов для химической промышленности, активно переносятся в регионы, обеспеченные недорогим сырьем и дешевой рабочей силой. Например, если на создание мощности по полиэтилену в Венесуэле на единицу продукции (1 т) требуется 0,9 тыс. долл., то в Швеции почти 1,5 тыс. долл.

Самых феноменальных результатов достиг Китай. За 1998–2009 гг. химическое производство в этой стране выросло почти в 6 раз. Китай прочно занял второе место в мире после США, угрожая обогнать лидера в ближайшие годы.

Рис. 2. Прогнозируемые темпы роста химической промышленности в 2010–2020 гг. по ведущим странам-производителям, %

 


 

Источник: AmericanChemistry Council.

 

Рис. 3. Новые мощности химической промышленности в 2010–2020 гг., %

 


 

1 – Средний Восток; 2 – Азия; 3 – Северная Америка; 4 – прочие страны

Источник: StrategicResourcesInc.

По оценкам экспертов, к 2015 г. Китай превратится в ведущего производителя химикатов в мире, его доля составит 12–14%. США будут все больше концентрироваться на инновациях, совершенствовании технологических процессов и услугах. Производство будет смещаться в сторону фармацевтики при одновременном снижении темпов роста базовых химикатов и средств защиты растений [4].

Химические компании развитых стран можно разделить на три группы. Первую группу образуют «товарные игроки», которые производят преимущественно базовые химикаты и пластики. На них приходится примерно треть всех глобальных продаж химической промышленности. Наиболее яркими представителями этой группы являются Dow Chemical (США) и Shell Chemical (Великобритания). Во вторую группу входят компании, производящие специальные виды химикатов для определенных потребителей. К таким относятся, например, швейцарская Clariant Chemical и немецкая Ciba Specialty Chemicals, производящие преимущественно краски и пигменты для текстильной и легкой промышленности. На них приходится 25% мирового химического производства. Наконец, третья группа – так называемые гибридные или диверсифицированные компании, производящие широкий спектр химической продукции вдоль всей цепочки добавленной стоимости. К этой группе относятся такие гиганты, как BASF, Bayer, DuPont, Mitsubishi Chemical, и на нее приходится 40% мирового производства. Ведущими мировыми химическими компаниями являются крупные диверсифицированные корпорации (таблица 2).

Таблица 2. Крупнейшие химические корпорации мира

 

Компания

Объем производства в 2007 г., млрд долл.

1.

BASF (Германия)

65,3

2.

Dow Chemical (США)

53,5

3.

INEOS (Великобритания)

43,6

4.

LyondellBasell (США)

42,8

5.

Formosa Plastics (Тайвань)

31,9

6.

DuPont (США)

28,5

7.

Saudi Basic Industries

26,4

8.

Bayer (Германия)

24,2

9.

Mitsubishi Chemical (Япония)

22,2

10.

AkzoNobel/Imperial Chemical Industries (Великобритания)

19,9

Источник: American Chemistry Council, Global Business of Chemistry Statistics March 2011.

Крупнейшими химическими корпорациями мира являются американские компании, такие как Dow Chemical, LyondellBasell и DuPont, входящие в первую пятерку мировых лидеров. Кроме них, в США существует еще 170 крупных химических компаний. Они имеют 1700 филиалов и 2800 заводов по всему миру.

Долгое время химические компании развитых стран опирались на традиционные стратегии ведения бизнеса, стараясь извлечь лишь дополнительную прибавочную стоимость из используемых основных активов. В 1970–1980-х годах основной акцент делался на совершенствовании базовых функций продаж и технологических процессов. В 1990-х годах шли консолидация и реструктуризация, целью которых было достижение эффекта от масштабов производства и снижение издержек.

До кризиса 2008 г. эта стратегия приносила химическим компаниям развитых стран определенный успех, и их эффективность была выше, чем у компаний, работающих в других базовых отраслях тяжелой промышленности, таких какhttp://www.i-g-t.org/wp-admin/post-new.php металлургия и деревообработка. Так, доход на одну акцию за 1990–2008 гг. в химической промышленности вырос в 5 раз, в то время как в автомобильной промышленности – в 3 раза, в металлургии и деревообработке – в 1,5 раза [5]. Кризис 2008 г. обрушил цены и курсы акций, которые до сих пор не восстановились.

Нельзя сказать, что стратегия использования капиталоемких активов исчерпала себя. Она взята на вооружение развивающимися химическими компаниями Азии и Среднего Востока. В развитых же странах Северной Америки и Европы перспективы и возможности традиционных стратегий в значительной степени уже исчерпаны. Перспективы развития в рамках старой капиталоемкой стратегии остаются лишь при концентрации производства на основных компетенциях компаний, в тех сферах химического бизнеса, где конкурентные преимущества той или иной компании выражены наиболее отчетливо. Это касается прежде всего диверсифицированных корпораций, которые стараются распродавать непрофильные активы и покупать те, что близки к ключевым видам бизнеса. Такая стратегия, по оценкам экспертов, может быть успешной в ближайшие пять–десять лет. В долгосрочной же перспективе химические компании развитых стран рассчитывают на стратегию развития, основанную на знаниях (knowledge-based strategy).

Эта стратегия имеет пять важнейших направлений. Первое связано с принципиальным изменением бизнес-модели и использованием информационных технологий и Интернета для более эффективного обслуживания потребителей и организации новых компаний. Речь может идти о разработке полностью обновленного технологического процесса для производства существующих химикатов на основе использования биотехнологий и комбинаторной химии [6]. Например, американская компания Archer Daniels Midland только за 2008–2010 гг., используя метод биологической ферментации вместо традиционного химического синтеза, сумела сократить производственные издержки на 60%, а ее чистая прибыль в 2010 г. составила более 2 млрд долл. [7]

Другим лидером в области комбинаторной химии является американская компания Symyx Technologies. Эти технологии помогают компании разрабатывать новые материалы для химической и электронной промышленности. Традиционно новые материалы разрабатываются с помощью трудоемких и дорогих процессов, методом «проб и ошибок». Использование комбинаторных технологий позволяет находить новые материалы и соединения в сотни раз быстрее и, таким образом, снижать издержки экспериментов до 1% от уровня традиционных.

Другим направлением стратегии, основанной на знаниях, является использование при ведении бизнеса методов финансовых компаний. В химической промышленности развитых стран активно действуют различные венчурные компании, взаимные фонды, институциональные инвесторы, такие как Sterling Group, Kohlberg Kraves Roberts, Schroder Ventures, которые часто приобретают большие пакеты акций химических компаний и реструктурируют их с целью повышения рыночной стоимости. Венчурные фонды активно поддерживают новые биотехнологические «стартапы» для последующей их продажи крупным химическим корпорациям. Например, Sterling Group, купив Cain Chemical за 28 млн долл. и используя затем различные управленческие механизмы типа совместного раздела прибыли, привлечения работников к управлению и собственности, а также акционерные опционы, смогла сократить административные и накладные расходы на 60%, увеличить размер прибыли на 7%, объемы производства – на 25% и в конечном итоге продать компанию за 1,1 млрд долл. [8]

Третье направление инновационной стратегии – это создание эффективных рынков. В конце 1990-х годов две компании, Chemdex и CheMatch.com, создали онлайновый рынок для продавцов и покупателей химических товаров, пластиков и нефтепродуктов. Уже к июлю 2000 г. рыночная капитализация Chemdex достигла 1,4 млрд долл. А в 2000-х годах многие крупнейшие корпорации – BASF, Bayer, Dow Chemical, DuPont – создали свои онлайновые площадки для торговли химикатами [9]. Транспарентное ценообразование и торговля позволили использовать финансовые деривативы на такие химические продукты, как поливинилхлорид, полиэтилен низкого давления и стиролы.

Еще одним направлением инновационной стратегии является использование «скрытых» активов. Многие химические корпорации на протяжении длительного времени создавали широкий спектр невещных активов, таких как бренды, патенты, банки данных о потребителях, институциональный опыт и др. Однако лишь немногим удавалось использовать эти активы с максимальной эффективностью. DuPont – одна из них. Компания активно применяет свой опыт безопасного функционирования химических заводов. На ее предприятиях зафиксировано минимальное, по сравнению с другими химическими компаниями, число потерянных рабочих дней вследствие каких-либо инцидентов. Некоторое время назад эта компания решила заняться обучением других безопасному производству на химических предприятиях. Другим примером является деятельность Dow Intellectual Asset Management – глобального технологического центра управления интеллектуальными активами, в котором междисциплинарная группа экспертов занимается поиском эффективных путей продажи лицензий на те патенты, которые корпорация Dow Chеmical приобрела за последние десятилетия.

Наконец, многие компании стараются расширить свое участие в различных звеньях цепочки добавленной стоимости. Так, Dow Chemical, вместо того чтобы продавать производимую резину производителям медицинских перчаток, теперь сама занимается их производством. Аналогичным образом и BASF Coatings уже не продает свои краски автопроизводителям, а сама осуществляет покраску автомобилей, производимых ведущими автоконцернами. Используя свои преимущества в понимании процессов окраски и химических технологий, BASF существенно повысила качество работ и снизила потребление лакокрасочных материалов.

Феноменальный рост химической промышленности в развивающихся странах был связан не только с относительно низкими издержками на основное химическое сырье –природный и попутный газ (рис. 4), но и с интенсивной государственной поддержкой этой отрасли. Так, до сих пор во многих развивающихся странах импортные тарифы на химические продукты в 1,5 раза выше, чем в развитых. Однако еще более важную роль играет прямая поддержка государства.

Рис. 4. Издержки добычи природного газа по странам и регионам, долл./млн BTU

 


 

Источник: AmericanChemistryCouncil.

Правительство Саудовской Аравии после нефтяных шоков начала 1970-х годов решило более эффективно использовать попутный нефтяной газ от добычи нефти и развивать свою национальную химическую промышленность. Для этого было решено превратить небольшой рыбацкий поселок Jubail на побережье Персидского залива в современный индустриальный центр. В 1976 г. здесь была основана государственная химическая компания Saudi Basic Industries Сorporation (SABIC). Через год началось активное строительство необходимой инфраструктуры. Вследствие нехватки квалифицированной рабочей силы компания стала направлять своих сотрудников на стажировку в США и заключать партнерские соглашения с западными компаниями об оказании помощи в организации технологических процессов.

Для получения технологий, обучения и маркетинговой поддержки SABIC к концу 1977 г. заключила партнерские соглашения с такими компаниями, как Dow Chemical, Exxon, Mitsubishi, в обмен на доступ их к дешевым источникам сырья. К 1979 г. стали появляться первые дочерние компании SABIC: AR-RAZI, известная также под названием Saudi Methanol Company (создана в партнерстве с Mitsubishi Gas Chemical для производства метанола); SAMAD, или Al-Jubail Fertilizer Company (совместное предприятие с Taiwan Fertilizer Company) для производства азотных удобрений.

Спустя тридцать лет после своего основания SABIC превратилась в одну из крупнейших химических корпораций мира, с примерно 30 тыс. человек, занятых на 60 заводах в 40 странах мира. Государство сохраняет полный контроль над компанией, имея 70% ее акций. Остальными акциями могут владеть в основном только жители Саудовской Аравии и соседних с нею стран Персидского залива [10].

Сегодня SABIC – широко диверсифицированная корпорация, работающая в таких сегментах, как базовые химикаты, специальные химикаты, полимеры, минеральные удобрения и металлы. В 2007 г. SABIC купила за 11 млрд долл. американскую компанию GE Plastics и таким образом сформировала подразделение инновационных пластиков. Как заявил Charlie Crew, президент SABIC Innovative Plastics, «мы предпринимаем агрессивные шаги для ускорения нашего развития и производства новейших высокоэффективных и высококачественных материалов, и нашей целью является создание наиболее инновационных продуктов и выведение их на современный рынок» [11]. Действительно, SABIC инвестировала в новые проекты в 2008 г. около 20 млрд долл., а к 2010 г. планировала довести уровень капиталовложений до 70 млрд долл. Это позволяет ей увеличить производство химической продукции почти в 2,5 раза (рис. 5).

Рис. 5. Объемы производства химической продукции компании SABIC, млн т

 


 

Источник: годовые отчеты компании.

Современная химическая промышленность Китая в значительной степени сформировалась с помощью западных прямых иностранных инвестиций. Крупнейшие химические корпорации развитых стран стали переводить свои производственные мощности в Китай вслед за своими главными клиентами – автомобильными, коммуникационными и текстильными компаниями, привлеченными масштабами рынка и низкими издержками. Средние издержки на рабочую силу в китайской химической промышленности составляют менее 1 евро в час (для сравнения: в Польше – 5 евро, в Германии – 20 евро) [12]. Существенно ниже здесь и строительные издержки.

Правительство Китая стимулировало формирование государственных химических компаний, таких как China Petrochemical Corporation (Sinopec, основана в 2000 г.), China National Chemical Corporation (ChemCnina, основана в 2004 г.) и др. При этом иностранные компании могут выходить на китайских рынок только через создание совместных предприятий с китайскими компаниями, с передачей им передовых химических технологий.

Китай специализируется в основном на производстве базовых химикатов (органические и неорганические удобрения, этилен, пропилен, бензол и др.). Для этого используется ряд инвестиционных стимулов, в том числе создание индустриальных парков типа шанхайского. Германская компания BASF была одной из первых западных химических корпораций, начавших осваивать китайских рынок. В 2005 г. BASF и китайская Sinopec запустили крупный завод по производству базовых химикатов и пластиков в г. Нанкин мощностью 2 млн т химической продукции в год, с численностью занятых 1,5 тыс. чел. Этот комплекс способен перерабатывать сырую нефть в главные базовые компоненты: этилен и пропилен, из которых затем производятся пластики, используемые в автомобильной промышленности, судостроении, ИТ-индустрии и производстве игрушек. Впоследствии BASF приступила к строительству крупных химических комплексов в Шанхае и г. Цаоджинг.

Китай все активнее осваивает и сегмент специальных химикатов, долю которых планируется увеличить в ближайшие годы с 30 до 45%. Особый акцент делается на производстве красителей, используемых в текстильной промышленности. В настоящее время в Китае производится около 30% мирового объема химических волокон и нитей. Страна уже стала крупнейшим в мире производителем синтетических красок и химических пигментов.

Российская химическая промышленность по объему производства находится на одиннадцатом месте в мире (таблица 1). Доля отрасли в общем объеме промышленного производства страны составляет 6%. На химических предприятиях сосредоточено 7% основных фондов (пятое место после машиностроения, топливной промышленности, энергетики и металлургии), обеспечивающих 8% стоимости промышленного экспорта и 7% налоговых поступлений в бюджет.

Институциональные преобразования, происшедшие с начала рыночных реформ, существенно изменили структуру химического производства по формам собственности: к настоящему времени химический комплекс имеет самую немногочисленную группу предприятий, оставшихся в собственности государства. В результате приватизации контрольные пакеты акций значительной части химических предприятий перешли в руки внешних инвесторов. Это в основном нефтяные и газовые компании, преимущественно отечественные, объединенные в крупные вертикально-интегрированные финансово-промышленные группы, – такие как Газпром, Татнефть, Лукойл и др.

Формирование консолидированных химических комбинатов, эффективность функционирования и конкурентоспособность которых обусловлена синергетическим эффектом от интеграции нефте-, газопереработки и нефтехимии, является общемировой практикой. Однако в России консолидация собственности на основе близости к сырьевым потокам не дала позитивного результата, поскольку проходила не как длительное логическое развитие бизнеса, а практически одномоментно, в условиях глубокого экономического кризиса и резкого сокращения внутреннего платежеспособного спроса, когда 60% продукции отрасли оказалось невостребованным.

В результате отечественные сырьевики, располагающие монопольными позициями и лоббистскими возможностями, восприняли химическую отрасль не как неотъемлемую часть конкурентоспособного бизнеса, приносящую высокую прибыль, а лишь как один из не самых выгодных (по сравнению с прямыми поставками нефти и газа) рынков. Новые собственники химических мощностей сосредоточили внимание на производствах, дающих быструю отдачу, – первичных нефтехимических продуктах и минеральных удобрениях, составляющих в настоящее время 64% стоимости отраслевой продукции и 70% стоимости ее экспорта.

С 1996 по 2000 г. среди 33 крупнейших российских компаний доля нефтехимических возросла с 13% до 26%, производящих минеральные удобрения – с 18% до 24%, горнохимических – с 8% до 10%. В то же время производители продуктов последующих переделов, предназначенных для внутреннего рынка, или выпали из числа крупнейших компаний (химические волокна), или практически не изменили своих позиций (пластмассы) [13]. А отечественные потребители химической продукции все больше ориентируются на зарубежные поставки: с 2002 г. Россия впервые превратилась в нетто-импортера химической продукции с отрицательным сальдо внешнеторгового баланса в 400 млн долл.

Таким образом, приватизация только усилила деформацию структуры химической промышленности, существовавшую в советское время. Фактически химическая отрасль разделилась на две части: базовые крупнотоннажные и нефтехимические производства, входящие в вертикально-интегрированные компании и развивающиеся в соответствии с интересами владельцев сырья, с одной стороны, и предприятия, производящие продукцию для внутреннего рынка, испытывающие давление со стороны зарубежных конкурентов и все возрастающий дефицит сырья – с другой.

Среди основных проблем, определяющих особенности текущего состояния и перспективы развития химического комплекса, – износ оборудования(60–80%, один из самых высоких показателей среди отраслей промышленности) и продолжающееся его старение. Удельный вес оборудования возрастом более 30 лет составляет в производстве полиэтилена 65%, а в производстве поливинилхлорида – 70%. За последние шесть лет суммарные инвестиции в отрасль составили 14 млрд долл. По оценкам экспертов, в новые машины и оборудование было вложено не более 5 млрд долл., большая же часть была потрачена на текущий технологический ремонт, энергомощности и экспортные терминалы.

Государство, рассчитывая на активность частных инвесторов, практически полностью устранилось от финансовой поддержки отрасли, выделяя менее 0,1% общей суммы отраслевых капиталовложений в рамках адресной инвестиционной поддержки социально значимых производств (фармацевтических препаратов для диагностики и терапии онкологических заболеваний, инсулина, йодистых препаратов, кормовых белков).

Существенным тормозом развития российской химической промышленности является отсутствие крупных эффективных компаний, способных на равных конкурировать с ведущими глобальными игроками. Так, крупнейшая российская химическая компания «Сибур Холдинг» имела в 2009 г. оборот около 5,3 млрд долл., примерно в восемь раз уступая по этому показателю cаудовской SABIC и в два раза – японской Shin-Etsu Chemical, занимающей двадцатую строчку среди мировых производителей. Остальные крупные российские компании, такие как «Салаватнефтеоргсинтез», «Еврохим» и «Нижнекамскнефтехим», в свою очередь, в два – три раза отстают от «Сибура» по объемам оборота. Кроме того, в компании «Сибур» занято почти в два раза больше работников, чем в SABIC. Иными словами, по уровню производительности труда российские химические компании вообще не сопоставимы с мировыми лидерами (таблица 3).

 

Таблица 3. Основные показатели деятельности химических компаний SABIC и «Сибур Холдинг» в 2009 г.

Компании

Объем оборота (млрд долл.)

Численность занятых (тыс. чел.)

Производительность труда (тыс. долл/чел.)

SABIC (Саудовская Аравия)

42,4

31

1400

«Сибур Холдинг» (Россия)

5,3

53

90

Источник: рассчитано по данным годовых отчетов компаний.

Товарная номенклатура экспорта российского химического комплекса представлена, главным образом, продукцией низкой и средней степени технологического передела (рис. 6). Лидирующие позиции традиционно занимают минеральные удобрения и синтетические каучуки (30–35% и 9–10% валютных поступлений соответственно). Важными статьями являются также аммиак, метанол, капролактам, пластмассы, т.е. продукция, востребованная для дальнейшего передела в продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Рис. 6. Товарная структура экспорта химической и нефтехимической продукции в 2006 г., %

 


 

Источник: Стратегия развития химической и нефтехимической промышленности России до 2015 г. Минпромэнерго РФ, 2008.

 

В отличие отэкспорта, номенклатура российского химического импорта многообразна, в ней традиционно превалируют высокотехнологичные товары: изделия из пластмасс, автомобильные шины, лакокрасочные материалы, химические средства защиты растений, резинотехнические и резиновые изделия, катализаторы, пластификаторы – то есть товары с высокой добавленной стоимостью.

Нередко оказывается, что из страны вывозится продукция сырьевого назначения, которая за рубежом перерабатывается и в качестве товаров с высокой добавленной стоимостью возвращается на российский рынок. В настоящее время в России прекращено производство некоторых видов полимерных материалов (полиамиды, поликарбонаты), каучуков специального назначения, клеев, герметиков и т.д. Под угрозой закрытия находится производство всех углеродных материалов, необходимых для изготовления конструкционных теплостойких и эрозионностойких композиционных материалов, используемых в современной авиационной и ракетно-космической технике, атомной промышленности.

Присоединение России к ВТО, с одной стороны, даст инструменты для урегулирования конфликтов, связанных с антидемпинговыми ограничениями российского экспорта, а с другой – увеличит открытость отечественного рынка. Последнее, как показывают расчеты, приведет к снижению (по разным химическим продуктам на 20–50 процентных пунктов) уровня относительной ценовой конкурентоспособности российских химических и нефтехимических товаров как на внешнем, так и на внутреннем рынках вследствие постепенного выравнивания внутренних и мировых цен на энергоресурсы.

Долговременный экономический кризис 1990-х годов, совмещенный с радикальными изменениями характера и структуры собственности, расстроил инвестиционный процесс в российском химическом комплексе вплоть до попадания ряда предприятий в «инвестиционную яму». Хотя в последние годы объем инвестиций в отрасли несколько увеличился, в 2008 г. он составил всего 60% от уровня 1991 г.

Серьезными факторами, изменяющими облик мировой химической промышленности, стали активное развитие нефтехимии в странах Ближнего Востока и переход некоторых крупных потребителей российской продукции (например, КНР) от импорта продукции к собственному производству и экспорту.

В 2008 г. Министерство промышленности разработало стратегию развития российской химической промышленности до 2015 г. В ней в целом дана правильная и объективная оценка сложившейся в российской химии ситуации. При этом ставится амбициозная задача в 3–5 раз увеличить объемы производства химического комплекса и приблизиться к уровню развитых стран по душевому производству основных химических продуктов. Производство на душу населения пластических масс и синтетических смол прогнозируется на 2015 г. в объеме не менее 68,0 кг/чел (против 25,9 кг/чел в 2005 г.), химических волокон и нитей – не менее 5,0 (против 1,1) кг/чел, синтетических каучуков и латексов – не менее 14,5 (против 8,0) кг/чел. [14] Выполнение таких планов потребует увеличения капиталовложений примерно в 15 раз против уровня 2005 г. (в сумме около 130 млрд долл.). Пока непонятно, как это будет финансироваться.

В документе упор делается на то, что эти капиталовложения будут осуществляться в основном за счет частного сектора экономики – крупными корпоративными структурами, включающими в себя предприятия, на базе которых возможно формирование законченных технологических цепочек от добычи углеводородного и минерального сырья до выпуска наукоемкой химической продукции высоких переделов. Однако на сегодняшний день в России подобные корпорации отсутствуют. Например, у той же компании «Сибур» прибыль за 2009 г. составила всего 600 млн долл. Еще ниже она у других российских химических компаний. Именно поэтому наиболее реальным кажется другой тезис упомянутой стратегии – о том, что в ближайшие годы практически все отрасли российского химического комплекса окажутся в ситуации борьбы за выживание.

Примечания:

[1] American Chemical Council, January 10, 2011.

[2] CEFIC. Facts and Figures 2010.

[3] Eurostat, 2005.

[4] The Global Chemical Industry: US, China and Global Status and Opportunities, 2015. American Chemical Society, 2005.

[5] Рассчитано по: Primark Database, McKinsey analysis.

[6] Комбинаторная химия – метод поиска биологически активных веществ при помощи комплекса компьютерных программ для предсказаний «состав-структура-свойство», массового синтеза биологически активных веществ с различными заданными свойствами, и массового скрининга полученных соединений. – Примеч. автора.

[7] Рассчитано по данным корпоративных отчетов компании.

[8] The Chemistry of Knowledge. McKinsey Quarterly 2008 No 4.

[9] The Chemistry of Knowledge. McKinsey Quarterly 2008 No 4.

[10] SABIC climbing up the growth ladder. Arab News, Monday 5 October 2009.

[11] SABIC climbing up the growth ladder. Arab News, Monday 5 October 2009.

[12] Chemical industry in China: overtaking the competition. Deutsche Bank Research, October 2005.

[13] О. Кудинова. Российский химический комплекс – этапы большого пути. TatCenter, 13 fghtkz 2005 u/

[14] Стратегия развития химической и нефтехимической промышленности России до 2015 г. Минпромэнерго РФ, 2008.

Кондратьев Владимир Борисович – доктор экономических наук, руководитель Центра промышленных и инвестиционных исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН.

Источник: perspectivy.info


 

 

Похожие статьи:

  1. Мировая экономика готова к дорогой нефти
  2. Эксперты: На восстановление Японии надо 5 лет и 180 млрд. долл
  3. В ближайшие шесть месяцев мировая экономика будет расти, а мировой инвестиционный климат — улучшаться.
  4. Дефицит торгового баланса КНР в феврале 2011 г. составил 7,3 млрд долл
  5. Почти все инвестиции из Украины уходят на Кипр